Автор статьи: Павел Макухаpavelmakuha.com

Я прожил в рыбацком поселке два дня. И, о чудо, я жив! Меня никто не съел, ни на ужин, ни на завтрак, хоть, по началу, мне все именно это пророчили, если я туда сунусь ночью и было немного страшно. Все говорили, что это криминальное место и что быть там опасно. Тем более одному. Они жили тут уже не первый год, а я был только 2 недели и у меня не было причин им не верить, кроме любопытства и адреналиновой зависимости!

 

Все неизвестное всегда пугает. Но ведь кто-то все равно делает, пока остальные боятся! И вот я здесь! По-началу я чувствую себя сильно смущенным. Ко мне сразу направляется внимание всех вокруг! Они смотрят молча и, непонятно, что думают. Конечно я, наученный друзьями, сразу начинаю представлять, что они думают о том, что можно добавить в суп, основным ингредиентом которого буду я! Представляю большой котел, вокруг которого прыгают дикие аборигены, а по их лицам прыгают языки пламени! Они поют и входят в транс, а я сижу в котле с искаженным от ужаса лицом. Во рту у меня торчит пучок укропа, а вода становится все горячее... 

Я думал, что это нагло с моей стороны - приходить сюда с фотоаппаратом и фотографировать их, как экспонаты в их нищей жизни! Для них я богатый европеец. И я дал попробовать фотографировать детям. Они смеялись и жали на кнопки! А потом смотрели, что вышло, заливаясь от смеха! Я, конечно, молился в это время и и не выпускал камеру из вида, в любую секунду готовый кошачьим прыжком перелететь через все преграды и поймать падающий в воду фотоаппарат. Второго у меня не было. Но они его не сломали и не уронили. Потом я повесил его на плечо и стал пытаться разговаривать с взрослыми. И хоть там почти никто не говорил по-английски, все же нашлись, кто знает некоторые слова. И мы начали кое как общаться, понимая больше жесты, чем слова. Вообще, в дальнейшем, мне ни раз приходилось общаться без слов. Я понял что-то большее. Например, что для комфортного ощущения рядом с кем-то, важнее не говорить, а чувствовать. Словами трудно объяснить, что на душе, но легко понять сердцем. Слова лишь заводят в тупик и усиливают ощущение непонимания. Взгляд и прикосновение сделают намного больше...

 

Я садился рядом и молча сидел. Встречался взглядами и копировал их эмоции. Улыбался или, наоборот, был серьезным. Играл с детьми и помогал сделать что-то в доме. И я всегда понимал настроения вокруг. Я чувствовал себя, как животное в стае животных. И в этом ощущении было какое-то умиротворение. Никуда не спешить! Не пытаться успеть! Не бояться опоздать! Не стараться произвести впечатления и не думать, считают ли он или она тебя красивым, умным, достойным. Все просто есть как есть и по другому быть не может… 

  Меня никто не съел и не ограбил. Может мне повезло, а может все ни так плохо, как говорят. Я не могу сказать точно. Думаю все индивидуально и трудно выводить правила! Для меня это было приключение, дающее возможность справиться со страхом и увидеть и почувствовать другую, непохожую на прежнюю, жизнь. Оказывается, кто-то на земле живет вот так, как они. несмотря на нищету и на горы мусора они не выглядят более несчастными, чем жители моего двора в России.

 

У них был какой-то праздник в деревне… Вынесли стол, поставили тарелки и приборы, салфетки и скатерть. Даже надули несколько шариков. Странное впечатление было, глядя на это посреди мусора и шалашей. Мальчики, казалось, не предавали этому значения. Были одеты в свою обычную одежду и такие же чумазые, только более возбужденные, с горящим вызовом в глазах - бегали, боролись,  смеялись!  Девочки же, наоборот,  были  одеты в нарядные   платья,   причесанные   и   спокойные.   Их  глаза становились мягкими и женственными. Окутывали своей заботой и теплом.


Во всем этом чувствовалось, что-то настоящее, древнее, не затерянное в современной гонке и ритме, мужское и женское. Как вернувшись с охоты, рискуя собой, сильный и смелый охотник отдыхает и восстанавливает силы в тепле домашнего уюта, в ласках и нежности женщины, которая любит его и видит в нем свою защиту. Защиту дома и потомства!

В Камбодже матриархат. Все решают женщины. Но, говорят, что многие мужчины не хотят работать, бухают греясь на солнышке и заставляют своих же жен идти работать проституткой! Но не понятно, как могут заставлять мужчины, если все решают женщины? Я знаю, что у многих девочек на улице нет выбора. И они имеют цену уже с 6 лет. Но как можно заставить взрослую девушку, если она не хочет. Опять какая-то хитрость...

 

 А вот и наш злодей! Подлец, который толкает свою жену  к  черте  ради  беспечной жизни и вина.  Один,  в своем доме,  который без женской заботы забыл, когда в нем убирались в последний раз. Когда вытирали пыль с телевизора... Наш негодяй тихо склонился над тарелкой с рисом. Рядом стоит бутылка "Меконга" - дешевого камбоджийского вискаря. Он закрыл глаза и тихо покачиваеися, что-то лепеча себе под нос! И в шуме соседнего девичника, его лепетание больше похожи на стоны. Его жена ушла на работу и так и не вернулась... Уж много лет прошло. Где ты милая... Привет Европа со своей сладкой жизнью! Но все, конечно, было ни так и останется загадкой. Всё, кроме того, что где бы ты ни был - всегда и везде есть место одним и тем же драмами...

 

Они так рады, что я общаюсь с ними. Даю посмотреть фотоаппарат и даже попробовать сделать фото. Обнимают меня, виснут на шее и время от времени пробуют залезть в карман, но это Камбоджа - ничего удивительного. Это часть их  жизни...   Я спросил: "Я  ни  разу  не  видел,  чтобы  дети плакали. Когда они упадут - встают и идут дальше. Даже совсем маленькие! Почему?" Она сказала: "Если ваш ребенок упал - вы бежите и начинаете трястись над ним! А мы нет! Дети всегда чувствуют, когда есть смысл плакать, а когда нет!"


Яндекс.Метрика